Виктория Литвиненко (Гапуренко)
Осталось собрать 5635 грн

В Благотворительный фонд «Квитна» за помощью обратилась Виктория Литвиненко (Гапуренко). В детстве Виктория пережила страшное испытание – на ЧАЭС погиб ее отец, а через два года произошла Чернобыльская катастрофа, во время которой семья жила в Припяти. Оправившись от трагедий и найдя новое жилье, она получила образование, изучала социологию и психологию, а со временем открыла и развивала в себе талант художника. Работы художницы украшают много выставок и коллекций. Также женщина как психотерапевт помогает людям преодолевать самые сложные психологические проблемы.

Виктория родила двоих сыновей Илью и Тимофея, но с мужем отношения не сложились. А в 2015 году врачи шокировали диагнозом – рак молочной железы. Сразу пройдя необходимое лечение, Виктория добилась положительных результатов, но через год пришел рецидив — метастазами поражены кости.

Сейчас Виктория проходит текущее лечение по укреплению костей, на которое ежемесячно необходимо около шести тысяч гривен. Женщине сложно передвигаться, каждое движение для нее – колоссальная боль. Вместе нам под силу собрать эти средства для мамы двоих детей и талантливой художницы. Через два месяца после КТ и МРТ Виктории необходимо будет провести операцию по цементированию позвонков, стоимость которой точно пока неизвестна. После операции врачи проведут необходимые обследования, и будет принято решение, потребуется ли далее химиотерапия. Помочь женщине побороть болезнь и жить можно здесь.

Историю своей жизни Виктория Литвиненко (Гапуренко) рассказывает сама:

Детство моё было довольно счастливым. В 1979 или 80м мы семьей переехали в Припять. Отец не был военным, просто родители искали хорошее место для жизни. Припять был красивым городом. Нам дали квартиру, отец устроился на ЧАЭС. Кроме меня в семье было ещё две дочки, две моих старшие сестры. Довольно большая и довольно счастливая советская семья.

А потом все пошло наперекосяк, как говорят.

В 1984 году в результате несчастного случая погиб на ЧАЭС отец. Это была трагедия для всех нас. Я его очень любила и он меня тоже. И долгие годы как будто ждала его, хотя понимала конечность смерти.

А в 1986 году случилась авария на ЧАЭС, и нас эвакуировали. В эвакуации не было страшно. Было непонятно. Вереницы автобусов, долгая дорога. Нам сказали, что вывезут за город на три дня. В Припять мы больше не вернулись. А вот после аварии было страшно: мы с сестрой жили в лагерях месяца четыре, пока мама ждала жильё. Было много тревожных разговоров взрослых, о радиации, о том, что дальше будет, и о том, что «непонятно, сколько эти дети проживут». Информации было мало, и это рождало тревогу.

Осенью 1986 года мы переехали в Одессу. Маме дали квартиру. Одесса приняла нас довольно тепло. Дальше школа, университет.

В 2000 году я окончила ОНУ имени Мечникова. Став социологом, поступила в аспирантуру и через год начала преподавать на кафедре социологии. Вышла замуж, родила двоих детей. Рождение детей было самым большим счастьем, которое я помню в своей жизни. Сейчас моим сыновьям 6 и 9 лет.
В 2009 году меня заинтересовала психология, и я начала обучение в Гештальт Институте и параллельно через пару лет выяснилось, что у меня есть способности к живописи, чему я тоже стала обучаться, а через короткое время у меня стали покупать картины и организовывать выставки. В 2014 году я успешно сертифицировалась как гештальт терапевт (психотерапевт). Так у меня появились две любимые специальности: живопись и психотерапия.

С мужем отношения, к сожалению, разладились, и мы разошлись, но детей по-прежнему воспитываем вместе.
В 2015 году случилась ещё одна трагедия: в сентябре я узнала о том, что у меня онкология. Это было как гром среди ясного неба. Никто в нашем роду не болел раком. Я рожала детей и кормила грудью. И казалось, рак молочной железы со мной не должен был случиться. Тем не менее, это произошло.

Потом было длительное девятимесячное лечение: четыре курса химиотерапии, операция и облучение. Я все это выдержала, и все завершилось благополучно. В течение года после этого регулярно проходила обследования (УЗИ всех органов, анализы), и все, казалось бы, шло прекрасно.

Параллельно я окончила курс «Терапия психосоматических расстройств», сама прошла курс психотерапии, ушла из университета, работа в котором мне давно была уже в тягость, съездила на выставку к 150-летию В. Кандинского, куда меня пригласили для участия. Я думала, что сделала очень много для своего выздоровления. Очень жаль, но спустя ровно год после окончания лечения я узнала о рецидиве. Вначале заболела спина, а через время на КТ я узнала о метастазах в костях. Оказалось, что поражены все кости: от черепа по всему позвоночнику. Обследования показали, что все остальные органы здоровы, и это большое счастье. В апреле этого года я начала лечение: антигормональную терапию (она остановила рост и развитие метастаз) и лечение бисфосфонатами (для восстановления костей). Мне необходима операция по восстановлению позвонков, а также лапароскопия яичников. Возможно, предстоит химиотерапия.

В данный момент продолжаю проходить текущее лечение: необходимо восстановить и укрепить кости, для того чтобы операции и дальнейшее лечение стали возможными. Через два месяца предстоит контрольные КТ и МРТ, для определения сроков и объёма операции на позвонках.

Стоимость текущего лечения составляет порядка шести тысяч гривен в месяц (его необходимо проходить не менее двух лет), стоимость операции по восстановлению тел позвонков пока неизвестна (нейрохирург говорит, что необходимо цементировать 11 позвонков). Набор для цементирования одного позвонка стоит 600$, этого набора может хватить и на два позвонка. То есть, сумма получится порядка 4-6,5 тысяч долларов. Операция по лапороскопии яичников стоит порядка 20 тысяч гривен. И если предстоит химиотерапия, необходимо ещё около 25000 грн на медикаменты, но я очень надеюсь, что обойдётся без неё: лечащий врач-химиотерапевт говорит, что это возможно. То есть, приблизительно на лечение необходимо порядка 10 тысяч долларов на ближайший год. Часть денег уже собрана, благодаря поддержке близких, друзей, коллег. Но помощь все еще очень нужна.

Врачи дают хорошие прогнозы: говорят, что если делать все необходимое, то возможно восстановление и устойчивая ремиссия 20 лет и более.

Очень надеюсь и верю в лучшее.

Пояснение: В некоторых документах, а также социальных сетях указана фамилия Гапуренко. Это моя девичья фамилия. Поскольку брак распался, и я планирую развод, я использую уже девичью фамилию».

ФОТО ВРАЧЕБНЫХ ВЫПИСОК-ИССЛЕДОВАНИЙ-ДИАГНОЗОВ И ОБСЛЕДОВАНИЙ

ФОТО

Также по теме:

Добавить комментарий