Марина Серик
Осталось собрать 73849 грн

В Благотворительный фонд «Квитна» обратилась молодая, активная и очень красивая девушка. В свои 26 лет Марина Серик услышала страшный диагноз — рак молочной железы. Она привыкла всегда всего добиваться сама, и несмотря на все психологические, физические и финансовые сложности начала лечение. Марина уже перенесла операцию — мастэктомию и прошла четыре курса красной химиотерапии. Для того, чтобы победить болезнь, девушке нужно пройти еще 12 капельниц «химии», лучевую и гормональную терапии. Но самостоятельно Марина справиться не сможет — ей необходима наша с вами помощь.

Марина Серик — очень многогранная девушка. По образованию социальный работник, она работает тестировщиком программного обеспечения и очень любит свою работу, в свободное время девушка поет, изучает английский и занимается спортом.

«Я пою в женской группе Melody girls of Ukraine и в хоре КПИ, а также выступаю сольно, пишу стихи и обожаю путешествовать. А еще влюблена в океан. На сцене 5 лет, и своей жизни без песни не представляю. Профессией сделать вокал не захотела, но как хобби — это всегда остается со мной. Больше всего мне нравится исполнять украинские народные песни, по моему мнению — у них есть своя особая энергетика. Я училась на социолога и социального работника, проходила практику в качестве волонтера, некоторое время работала с людьми с особыми потребностями. Со временем познакомилась с программированием и поняла, что это станет моей профессией.

До того, как я узнала о болезни, я работала в двух компаниях, без выходных и праздников. Каждое утро 2-3 раза в неделю перед работой у меня были запланированы курсы английского или спортзал. После работы два раза в неделю я посещала разговорный клуб английского и еще два-три раза — репетиции группы. Если что-то отменялось, то я виделась с друзьями или же задерживалась на работе и училась, подробнее узнавала свою профессию тестировщика или изучала новый язык программирования. Я могла оставаться в офисе до одиннадцати-двенадцати ночи и не чувствовала усталости, а потом шла пешком домой, надевала наушники и по дороге учила партии новых песен. Жить в таком ритме мне нравилось. Единственное, чего не хватало — это моей семьи. С родителями почти не виделась, потому что домой могла приезжать очень редко. Мои родители и младшая сестра с семьей живут в Черниговской области».

ФОТО ВРАЧЕБНЫХ ВЫПИСОК-ИССЛЕДОВАНИЙ-ДИАГНОЗОВ И ОБСЛЕДОВАНИЙ

Марина с сознательного возраста знала, что такое здоровье молочной железы, группа риска и важность регулярного обследования. Именно внимание к своему женскому здоровью и помогло девушке выявить опухоль на ранней стадии, когда есть позитивный прогноз на полное выздоровление и возвращение к привычной жизни.

«У моей сестры с подросткового возраста были доброкачественные опухоли, которые ей удаляли. Я знала, что я в группе риска и каждые полгода ходила делать УЗИ. Я считала себя абсолютно здоровой, занималась в спортзале на тренажерах, бегала даже зимой в снег и была очень активной.

Во время самоосмотра в сентябре 2016 года я почувствовала, что есть какое-то уплотнение. На следующий день я уже была на УЗИ, оно показало уплотнение, которое полгода назад еще не ощущалось при пальпации, увеличилось в 2-3 раза. Меня сразу направили на биопсию, и она показала, что это злокачественная опухоль. Я была в это время в онкологическом центре сама, не было рядом человека, который бы смог меня поддержать, или более сознательно воспринять информацию от врачей. Я помню все как в тумане — проходила УЗИ, маммограмму, другие анализы и исследования.

ФОТО

Это был огромный шок и стресс, я подумала, что, возможно, это ошибка. Ведь у меня в семье никто не болел раком, тем более РМЖ. Я одолжила деньги и поехали в частную клинику получить второе мнение. Все анализы и исследования я проходила в течение месяца. Родители о моем диагнозе в это время еще не знали, я рассказала только сестре и подруге. Я продолжала работать на двух работах, где о моем заболевания никто не знал и пыталась выполнять привычный объем работы. Прошел месяц, и мне подтвердили диагноз — рак второй стадии. Я была в отчаянии, потому что по сути я потеряла месяц на эти исследования, а опухоль все это время продолжала расти.

Пока я ждала результаты полного исследования из частной клиники параллельно каждое утро перед работой, теперь уже вместо английского и спортзала, я ходила на консультации и анализы. С папкой документов по болезни объездила, наверное, все частные и государственные больницы Киева, была даже в Житомирской области. Я надеялась, что рак не подтвердится. Но каждый раз врачи говорили одно и тоже — опухоль злокачественная. Я поняла, что самой мне не справиться и скрывать свою болезнь дальше нельзя. Я рассказала родителям о диагнозе. Это было трудно для всех, но при мне никто не плакал, все держатся и поддерживают меня.

Параллельно со сбором средств я перепробовала все, что предлагает не только официальная медицина, но и пыталась спастись содой, сыроедение, грибами, травами, мазями, была в монастырях. На лечение за это время я отложила себе две зарплаты, которые у меня украли. Через несколько дней у меня украли и телефон. И тогда я чуть не сдалась — мысли в голове были о том, что, возможно, все складывается так, чтобы я не проходила лечение. Средств на операцию и химию у меня больше не было.

Знакомая из Израиля предложила свою помощь, я туда отправила все документы и мне сказали, что можно провести органосохраняющую операцию. Мы начали собирать средства — в социальных сетях, по знакомым. Это был очень сильный стресс для меня собирать деньги на лечение, на уровне как известие о болезни.

Когда появилась возможность и я прилетела в Израиль, опухоль выросла настолько, что для органосохраняющей операции уже было поздно. Был вариант поставить имплант, но на это уже денег не хватило. Мне сделали полное обследование, и в другой — левой груди нашли доброкачественную опухоль. В Израиле мне провели мастэктомию, а через месяц пришли результаты гистологии, которые показали, что опухоль оказалась агрессивной. Мне предварительно назначили такой курс лечения — операция, химиотерапия, лучевая терапия, пять лет гормонов.

В марте я начала проходить химиотерапию. Сейчас пройдено 4 курса красной химиотерапии, впереди у меня — 12 курсов химиотерапии, которую надо проходить еженедельно. А потом — полное обследование и подтверждение плана на дальнейшее лечение».

Марине пришлось столкнуться с болезнью один на один, и сейчас она призывает всех женщин не забывать заботиться о своем здоровье, несмотря на занятость и ежедневные хлопоты, а мужчин — заботиться о своих родных женщинах, даже если они самостоятельные и ни на что не жалуются :

«Самообследование надо делать. И даже если вам говорят, что все хорошо, а вы чувствуете какой-то дискомфорт или уплотнение, соберитесь с силами и идите брать второе мнение. И еще совет к мужчинам, родным, подругам — если вы знаете, что есть какой-то риск, будьте рядом со своими женщинами, чтобы они в этот момент не были одни. Даже если они привыкли всегда быть самостоятельными, настаивайте и езжайте вместе в больницу.

Я мечтаю о том, чтобы в нашей стране человек, который один на один столкнулся с раком, думал о том, как ему быстрее выздороветь, а не о том, где взять деньги на лечение. Чтобы женщины, которым нужны дорогостоящие обследования не собирали вещи и не уходили из больницы, потому что у них нет денег на все эти процедуры».

Сейчас девушка каждую неделю проходит процедуру химиотерапии (одна процедура — около пяти тысяч гривен), всего их запланировано 12. По окончанию курса Марина пройдет КТ и все необходимые исследования, после чего медики определят, нужно ли ей проходить лучевую терапию.

Также по теме:

Добавить комментарий